Толерантность 4

Чем мы отличаемся — и в чём мы так похожи

Чем мы отличаемся — и в чём мы так похожи. Леночка для журнала "Может быть по-другому".

Представьте себе, пожалуйста, что вы — человек с волосами странного цвета. Скажем, зелеными.
И вы родились таким.

Вероятно, вам не сразу стало понятно, что в вас есть что-то, с чем будет сложновато жить. Но сейчас всё встало на свои места: и ваша особенность, и разнообразная, не всегда выносимая реакция общества.

В детстве никто с вами об этом специально не говорил. Может быть, думали, что само пройдет. А может, не знали, как об этом говорить. По крайней мере, в кино и в книгах о таких особенностях, как у вас, почти не говорили. Потому что ничего хорошего сказать не хотели.

В общем, с детства вы хорошо знаете, что нужно сделать, чтобы слиться с толпой. Как замаскировать «недостаток». Нужно закрашивать волосы обычным, «нормальным» цветом. Чтобы соседи косо не смотрели. Чтобы ваша жизнь не испортилась. Потому что волосы — это, разумеется, первое, что о вас видят, по чему делают вывод о том, какой личностью вы на самом деле являетесь. Ваш цвет волос — это билетик на карусель, в которой людей делят на виды и снабжают ярлыками-стереотипами. Вы не только за себя отвечаете, но и за всех зеленоволосых людей разом. И всё известное о зеленоволосых, разумеется, относится и к вам.

В обществе издавна считают, что волосы зеленого цвета — это странно, стыдно и неприемлемо. Это вызов морали! Нельзя таким ходить по улице. Это что начнется, если все отрастят зеленые волосы и будут просто так разгуливать? Хаос и паника. Несмотря на то, что в некоторых других странах все разгуливают и ничего не начинается. Но, может быть, в разных странах действительно разная готовность к различиям между людьми. Может быть, в этой действительно важнее выглядеть обычным, нормальным, никаким. Чтобы не цеплялись.

По крайней мере, сейчас открыто разгуливает достаточно мало зеленоволосых людей. Вы знаете многих из тех, по кому и не скажешь, что у них волосы зеленые. А что? Надо же как-то справляться. Жить. Не хочется привлекать к себе лишнее внимание.

А поскольку мало кто разгуливает, можно сделать вывод, что людей с зелеными волосами в стране практически нет. А есть — либо безумные зеленоволосые активисты (которых даже сами обычные зеленоволосые побаиваются), либо те, кто понимает, что лучше вести себя тихо, чтобы не огрести. Не высовываться. Не болтать. Шапочку там надеть. Не провоцировать никого на праведный гнев лишний раз. Потому что на нашем веку вряд ли отношение к нам изменится.

Чем мы отличаемся — и в чём мы так похожи. Леночка для журнала "Может быть по-другому".

В детстве это было особенно заметно. А теперь стало чуточку иначе. За границей многие бывали. Видели, что стыдиться на самом деле нечего. Что волосы — это нормально. Да и отсутствие волос тоже нормально. Вариант нормы. А цвет — это всего-навсего свойство. Раз природа такое на голове вырастила, это, вероятно, вариант нормы. Гениальность тоже вариант нормы.

Каждый день человек с зелеными волосами встречает таких же, как и он сам, в толпе по дороге на работу. И синеволосых. И оранжеволосых. Он узнает их по знакомому по зеркалу затравленно-непокоренному взгляду. Он также встречает тех, кто специально выкрасил волосы в зеленый, синий и оранжевый — по своим каким-то соображениям. В общем, с момента детства прошло довольно много времени. И мир вокруг стал чуть разнообразнее. И человеку с зелеными волосами в нем живется чуть теплее и чуть менее страшно. И можно дышать чуть спокойнее.

У человека с зелеными волосами даже есть круг друзей и знакомых, для которых цвет волос — не первое и не единственное имеющее значение. Они наравне могут делиться своими мыслями и проблемами, невзирая на то, что один цвет волос более принят в обществе, чем другой. И оказывается, что у людей с «нормальным» цветом волос есть тоже какие-то свойства, которые приходится прятать от общества. Например, нежелание заводить детей. Оказывается, это такой же вариант нормы, который общество отказывается вычеркивать из списка ненормальностей, настаивая на том, что большинство всегда право, а меньшинство просто не в себе. Но наличие большинства и меньшинства в любом деле — это тоже вариант нормы.

Иногда бывает сложно. Скажем, когда водитель такси высказывает свою позицию относительно цвета волос и задевает тем самым человека с зелеными волосами, сидящего с перекошенным лицом на месте пассажира. Или коллега человека с зелеными волосами вдруг говорит (ничего плохого, разумеется, не подразумевая, просто подвернулось выражение под руку), что этот код явно написал какой-то зеленоволосый, потому что читать его невозможно. Или когда знакомый спрашивает человека с зелеными волосами, есть ли у него нормальные братья или сестры (подразумевая, хоть не желая этим обидеть, что зеленые волосы — это ненормальность). Вообще когда люди о чем-нибудь говорят, сразу понятно, какие убеждения у них стоят в основе. Они выдают их в каждом предложении. Еще и поэтому люди с зелеными волосами гораздо более внимательные слушатели. Они слышат и то, что не сказано — но что подразумевается. Потому что есть ситуации, в которых это может спасти им здоровье или жизнь.

Чем мы отличаемся — и в чём мы так похожи. Леночка для журнала "Может быть по-другому".

Так вот, когда коллега человека с зелеными волосами что-то там бубнит про зеленоволосых, у человека неминуемо появляется ком в горле. Ему хочется выйти, поехать домой и больше никогда не появляться там, где он — человек второго сорта. Ему хочется ходить в шапке, чтобы не давать повода думать, что его такие фразы задевают. Потому что — задевают. Потому что он живой и ему больно. Потому что с каждой такой фразой ему всё сложнее верить в то, что с ним всё в порядке.

Но он, разумеется, держится. И уговаривает себя: коллега не его имел в виду, таксист просто не знает лично никого зеленоволосого и вообще — есть данность. В нашем обществе в этом году вещи устроены так. В Индии вот до сих пор считается, что родить девочку — беда семьи и неумелость женщины, младенцев женского пола в деревнях вполне могут убить, поэтому УЗИ для определения пола запрещены. Может быть, и то, и другое пройдет, — думает человек с волосами зеленого цвета, — люди станут добрее и менее подвержены устаревшим традициям. Человеку с волосами зеленого цвета особенно остро понятно, что отличие другого не делает его хуже или лучше. На своей шкуре понятно.

Чтобы с этим всем выжить и не стать злым на тех, кто его не понимает, человеку с волосами зеленого цвета необходим круг поддержки. Ему нужны люди, которые принимают его таким, каким он родился и вырос, каким он выбрал быть. Люди, которые верят в то, что человек с зелеными волосами честен с самим собой, и хотят его в этом поддержать. Не только люди с зелеными волосами. Все люди, для которых цвет волос — не первое и не единственное, что они видят в другом.

Чем мы отличаемся — и в чём мы так похожи. Леночка для журнала "Может быть по-другому".

У человека с зелеными волосами есть такой круг поддержки.

Поэтому даже после того, как он слышит слова ненависти в свой адрес, он может поговорить с кем-то близким и вернуть себе ощущение того, что с ним все в порядке. А вот с ненавистью к нему — нет.

Смысл этой истории, по мнению редакции, вовсе не в том, что зеленоволосые — лучше всех, а остальные дураки какие-то. А в том, что каждый из нас немножечко зеленоволос. И наши друзья, близкие, коллеги, соседи — тоже.
У каждого из нас — свои особенности, выделяющие нас из общестатистических параметров. Эти особенности могут порой служить поводом для того, чтобы нас исключили из картины мира, сочли второсортным, не заметили — или наоборот, обидели, проявили агрессию, не приняли всерьез, признали ненормальным.
Смысл этой истории для нас в том, чтобы принимать и праздновать собственную уникальность — оставляя за остальными право на их уникальность. Радоваться нашим различиям. Выбирать что-то для себя — и позволять другим выбирать для себя то же или другое.
Смысл этой истории в равенстве и уважении к инаковости, к толерантности, безразличии к чужому выбору. Во внимании к своим переживаниям. Потому что с помощью такого внимания каждый из нас становится чувствительнее к переживаниям других.
А это — та самая эмпатия, которой очень хочется нам, редакции. Для нас это важно. Мы считаем, что это будет достаточно подругомно.

Чем мы отличаемся — и в чём мы так похожи. Леночка для журнала "Может быть по-другому".

Автор иллюстраций: Тоя Ли.

На ту же тему

  • Алексей Петров

    «Несмотря на то, что в некоторых других странах все разгуливают и ничего не начинается» очень сомнительное утверждение, от слова совсем.

    • Мы в журнале уважаем ваше право не соглашаться с авторами наших материалов, но спорить не готовы 🙂 Пусть каждый из нас живет с таким подходом, который ему наиболее комфортен и нужен. Но право на мнение у каждого сохраняется.

  • Алексей Петров

    а вот это вообще взаимопротиворечащие утверждения -«Смысл этой истории в равенстве и уважении к инаковости, к толерантности, безразличии к чужому выбору. Во внимании к своим переживаниям. Потому что с помощью такого внимания каждый из нас становится чувствительнее к переживаниям других.»

  • Алексей Петров

    Толерантность есть разжижение устоев общества и лживое утверждение — «и ничего не начинается», тому подтверждение. Власть большинства есть продолжение эволюции равно как и гениальность отнюдь не разновидность нормы.